?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Пока смерть не обручит нас (анонс логова и столкновения с баньши)
Black Jack
drogo_of_athas
Система AD&D2
Сеттинг «Забытые Царства»
Журнал «Подземелье» №29, май-июнь 1991
‘Til Death Do Us Part
И что соединено в Аду, не разлучится на земле
Марк Бикинг (J. Mark Bicking)

Марк – технический писатель и ведущий колонки в газете. В свободное от работы и придумывания подземелий время он (вместе с женой) воспитывает двухлетнюю дочь, Келси. Это первая публикация Марка в «Подземелье» и его первая публикация в журнале вообще.

«Пока смерть не обручит нас» - приключение AD&D для 5-6 персонажей 8-10 уровня (суммарный уровень около 50). Происходящее в вымышленном мире «Забытых Царств», оно разработано как расширенное случайное столкновение для искателей приключений, ищущих Миф Драннор, дабы добавить в их поиски атмосферы таинства и угрозы. Наибольшие шансы уцелеть в этом использующем партизанскую тактику приключении будут у хорошо сбалансированной партии, включающей паладина и способного изгонять могучую нежить священника.

Место действия расположено в густом лесу к востоку от Тенистого Дола, но приключение можно подогнать под любую кампанию, поместив аббатство и окружающий мертвый лес в любую малохоженную часть умеренного леса, предпочтительно, населенного эльфами.

Некоторые из заклинаний и волшебных предметов в этом приключении взяты из приложения «Забытых Царств» FR4 «Магистер» (они будут отмечены в тексте звездочкой). К ним относятся заклинания ghost bagpipe и dire charm, и greenstone amulet. Если у вас нет экземпляра этого приложения, замените их заклинаниями и предметами из других источников.

Вдобавок, здесь появляется монстр (меззолот) из Собрания Монструозностей Внешних Планов (MC8). Если данного Собрания нет, можно воспользоваться меззо-демоном из Фолианта Нечисти для Первой Редакции AD&D, хотя потребуется внести существенные изменения в заклинания и тактику монстра.

Для Хозяина Подземелья
Это приключение вращается вокруг столкновения персонажей с Элорианной, воющим духом (баньши), обитающей в руинах аббатства на пустынном склоне холма, укрытого в чаще эльфийского леса. Ее супруг Арандир, привидение (ghost), не менее ужасающ и своим сотрудничеством с баньши придает столкновению дополнительный поворот. Смертоносная парочка, подкрепленная пойманным меззолотом, охраняющим их логово в башне (см. зону 12), позаботится, чтобы отдых, который ищет партия этим вечером, оказался вечным.

Собрание Монструозностей называет злую эльфийку «чем-то по-настоящему редким», но хаотично-злое мировоззрение Элорианны Лунный Цветок более чем заслуженно. Жизнь ее была омерзительным повествованием о ревности, злобе, предательстве и убийстве. Став баньши, она рыдает о воспоминаниях о жизни, столь преждевременно оборвавшейся, и об изощренных злых схемах, пошедших наперекосяк.

Отец Элорианны, эльф, помешанный на традициях и церемониях, был столь занят заботами о своем обширном поместье и социальном положении, что у него не было времени на своих дочерей. А то немногое внимание, что он им уделял, почти целиком приходилось на долю Мираэль, необычайно красивой старшей дочери. Его внимание принимало форму попыток устроить брак, который лучше всего послужил бы социальным амбициям отца, но к огромному разочарованию папочки Мираэль отвергла ухаживания большинства женихов.

Элорианна, взъяренная отцовским пренебрежением, вынянчила глубоко укоренившуюся, но хорошо припрятанную ненависть к старшей сестренке. Масла в огонь ее ненависти подливало и знание о том, что папины представления о традициях не позволят Элорианне выйти замуж до того, как обвенчается Мираэль. Само ограничение для нее бы может и не имело особого значения, не будь ее приданное привязано к этому условию.

Под конец Элорианна завязала интрижку с Арандиром, очаровательным вором-человеком, которому предстояло сыграть роль катализатора в обретении ею нежизни. Их страсть друг к другу была столь же горяча, как и ненависть Элоиранны к своей семье. Арандир, учуяв возможность извлечь выгоду из жажды мести своей возлюбленной, подогревал ее ревность и злобу. Он легко убедил Элорианну помочь с изощренной интригой против Мираэль. Элорианна вступила в заговор с Арандиром, чтобы убить сестру, выдать себя за нее и скрыться с новообретенным богатством.

Подгоняемый Элорианной, Арандир стал ухаживать за Мираэль. Ничего не подозревающая девица потеряла голову от его рассказов о далеких землях и великих приключениях. В конце концов, мошенник покорил ее сердце, убеждая ее выйти за него замуж. Отец Мираэль отнесся к Арандиру с огромным подозрением, а перспектива расового мезальянса разбивала ему сердце, но когда он осознал глубину счастья Мираэль (которая поклялась не отдавать свое сердце никому другому), он наступил на горло своим убеждениям и возрадовался за нее.

Счастье Мираэль оказалось недолгим. Накануне свадьбы она умерла насильственной смертью – ее жизнь оборвало ожерелье удушения, свадебный подарок мужа. К телу привязали камень и утопили в озере. Элорианна, сделавшая вид, будто отправилась накануне свадьбы в долгое путешествие, изменила внешность при помощи шляпы маскировки (в данном случае гребня для волос) и присоединилась к своему возлюбленному. Элорианна столь совершенно копировала свою сестру, что даже родной отец не заметил подмены.

Но вмешалась сама судьба. В разгар свадебного пира явился дух Мираэль в свадебных одеяниях, молча сжимая свою передавленную шею и капая озерной водой. Вселившись в одного из гостей, она вынула гребень из волос Элорианны и назвала сестру и Арандира своими убийцами. Прежде чем уйти, она повернулась к Элорианне и пробормотала пророческое проклятие: «Отчаяние, сестренка, пока ты живешь, ибо ты и возлюбленный никогда не воссоединитесь». С разоблачением заговора несчастный дух Мираэль обрел наконец-то покой.

Отец Элорианны, чей гнев из-за преступления уступал лишь озабоченности о том, каким ударом станет скандал, отправил Элорианну и ее супруга в покинутое аббатство на изолированном холме возле границы эльфийского леса. Элорианну заточили в башню аббатства, наложив geas (я все равно это заклинание цензурно не перевожу – «вставить в ### шестеренку»), чтобы она верила, что умрет, если попытается сбежать. В ужасе она смотрела из окна башни, как вешали Арандира. Все свидетели поклялись хранить тайну, и знание о произошедшем умерло в веках.

Элорианна провела многие недели, оплакивая свою участь, постепенно утрачивая связь с реальностью. В конце концов, ее навестил призрак Арандира, который позвал ее пойти с ним. Окончательно утративши разум, она шагнула из окна башни, разбившись насмерть. Хотя они были прокляты на разлуку при жизни, сейчас Элорианна и Арандир являются в руинах аббатства, соединившись в смерти, рыская в окрестностях в поисках жертв (предпочтение отдается в первую очередь эльфам).

Элорианна (стенающий дух): INT исключительный; AL CE; AC 0; MV 15; HD 7; hp 44; THAC0 13; #AT 1; Dmg 1d8; SA смертельное стенание; SD поражается оружием +1 или лучше, иммунитет к «очарованию», «сну», «удержанию» и основанным на холоде и электричестве атакам, изгоняется как особая нежить; MR 50%; SZ M; ML 13; XP 4,000; MC.

Элорианна это редчайшая разновидность баньши, потому что она сохранила красоту, которой обладала при жизни, обстоятельство, которое делает ее безжалостно-злую любовь к смерти и разрушению еще ужаснее. Жертв поначалу привораживают ее мягкие, нежные черты, скрывающие темную ненависть, пылающую в ее глазах. Ее стенание, отражающее всю муку тысяч загубленных душ, искривляет это лицо в тошнотворную харю. Улыбка возвращается лишь после того, как все стоящие перед ней будут мертвы.

Не будь рядом ее призрачного возлюбленного, Элорианна руководствовалась бы исключительно необузданными импульсами, и если Арандир погибнет, она такой и станет. Она неохотно уступает суждениям Арандира там, где требуется осмотрительность.

Обратите внимание, баньши изгоняются как особая нежить, что делает их одними из самых трудных противников-нежитей, с какими только может повстречаться священник. Этот момент еще больше усиливается тем, что заклинания «экзорцизма» не действует на баньши во Второй Редакции AD&D.

Арандир (приведение): INT высокий; AL LE; AC 0 или 8; MV 9; HD 10; hp 69; THAC0 11; #AT 1; Dmg старит на 10-40 лет; SA провалившие спас-бросок от заклинаний удирают в панике 2d6 ходов, «волшебный кувшин»; SD поражается серебряным оружием, иммунитет к заклинаниям от неэфирных заклинателей; SZ M; ML особая; XP 7,000; MC.

Несмотря на общую с Элорианной ненависть ко всем живым существам, действия Арандира характеризуются поразительным чувством осторожности, которому он выучился в бытность ищущим приключений вором. С учетом такого прошлого, он вполне способен определить относительную силу партии искателей приключений, и он будет выстраивать свою стратегию, исходя из представляемой ему угрозы.

Арандир сохранил любовь к сокровищам, которой отличалась его карьера мошенника, и особо ценит то, что добыто кражей или убийством. Сотрудничество с баньши оказалось не только эмоционально насыщенным, но и прибыльным.


Скачать полностью