Хомяк по имени Шерстистый Руперт

Хомяк - это из "Масяни", home page. То есть, это мой сайт. Шерстистый Руперт (Wooly Rupert) - легендарный монстр из мира Spelljammer, результат вышедшего из-под контроля эксперимента гномов с хомячьей генетикой.

Сначала я хотел переводить только материалы для Spelljammer (откуда название), потом к ним добавились приключения из журналов Dungeon (и не только) для AD&D2 (и не только), затем книги-игры, потом игра DSA со своими приключениями. Не говоря о тех или иных материалах (в основном журнальных статьях, но не всегда) для AD&D2 вообще.

Ну и поскольку это все-таки ЖЖ, то помимо всяких ролевых и околоролевых переводов я могу писать тут свои мысли.

Разделы:
Spelljammer для AD&D2
Приключения из журналов Dungeon, Polyhedron и т.д. для разных Редакций D&D
Монстры для AD&D2
Книги-игры и запрограммированные приключения различных ролевых игр
Ролевая игра DSA
Прочее
Темное Око

Сломанное колесо-1 (барсук просыпается, а орки и не ложились!)

Глава 1
Окрестности Мизы, месяц Фекс, 1019 BF.
Гримбарт просыпается

В первые дни Фекса весна пришла на оба берега Мизы. Она не торопилась в этот год 1019-ый от Падения Боспарана, который был так же 26-м годом Императора Халя, но наконец-то она пришла. Распираемый силой столь же древней, сколь и могучей, месяц Фекс (братец Март) шагал по берегам реки и, веселясь, раздувал щеки, выдувая в заливные луга свежий ветер. Верный товарищ весны солнечный диск, в котором одни видят живое воплощение бога Прайоса, другие же только его щит, а третьи и вовсе просто символ его могущества, безмолвно висел в идеально голубом, как королевская мантия, безоблачном небе и поливал землю лучами тепла. Под его лучами от сырой почвы поднимался пар, и земля повсюду расступалась, выпуская нежные побеги и стебельки. Отдельные участки снега, доселе скрывавшиеся в тени от символа Прайоса, теперь безмолвно таяли. На широких заболоченных лугах ярко-зеленая травка пробивалась сквозь желто-бурые циновки старой травы. На краю леса распускались почки на кустах боярышника и бузины, а дальше в его глубине под высокими березами, вязами и дубами землю усеивали желтые звездочки чистотела.

Collapse )
От края леса раздались гортанные вопли. Девушка поднялась и стала так, чтобы лошадь была у нее за спиной. И вот тогда из укрытия выскочили орки. Поверх черного меха на них были свободные штаны или юбки и красочные куртки – должно быть, недавно они недурно поживились. В волосатых лапах орки держали утыканные камнями дубинки, топоры с короткой рукоятью и широкие сабли с глубокими прорезями вдоль края.

- За королеву, за Рондру, - пробормотала Гилия и подняла клинок.

Тихо в лесу, только не спит барсук!

Маленькая птичка цвиринькала так громко, что глубоко под землей от жизнерадостного шума проснулась старая барсучиха по имени Гримбарт, озадаченно почесала в затылке, затем с рычанием и ворчанием полезла по длинному туннелю, толкая перед собой старые листья и сухие стебли. Выбравшись наружу, барсучиха встала на задние лапы, сильно прищурилась и втянула пряный воздух подвижным дергающимся носом. Однако запахи пробуждения и повсеместного прорастания значили для нее совсем другое – седобородая барсучиха была чудовищно голодна. И потому она снова задрала нос и начала поиски. Если пахнет свежими ростками и набухшими почками, необходимо найти источник запаха! Зрение слабо помогало Гимбарт в поисках – она и раньше-то не особо хорошо видела, а уж возраст и подавно не добавил ей зоркости. Яркий день, что заставил малиновку радостно запеть, также был барсучихе не по нраву. Ее время было сумерки или даже глухая ночь, когда даже глупые лисы сидят по своим норам, а насытившиеся волки спят, свернувшись прямо в траве мохнатыми клубками. Но делать было нечего – до вечера было еще далеко, а голод был нешуточный.

Следуя за сладким запахом гниющей древесины, Гримбарт пришла к старому бурому папоротнику, где лежал и гнил толстый вязовый ствол. Сильные когти принялись рвать и терзать сырую, рассыпающуюся древесину, отбрасывая ее в стороны. Под ней копошилось что-то белое и толстое. Полосатая башка метнулась вперед, челюсти клацнули, зубы захрустели – личинка жука-оленя, нежная, вкусная, сочная, великолепное начало, но всего лишь начало! Барсучиха продолжила поиски. Покачивая головой, она протопала к небольшой луже за буреломом. Несколько зим назад буря повалила бук, и в яме, оставленной вырванными корнями, собралась глубокая чистая вода. Сами корни высились рядом. Если повезет, можно выловить на мелководье хохлатого тритона или даже жирную лягушку.

Раздалось хихиканье, и вода брызнула еще до того, как барсучиха достигла края лужи. Она раздраженно фыркнула. «Видать, старею», - подумала она. Всплыли тоскливые воспоминания о двух товарищах, с которыми она делила подземный лабиринт до прошлой зимы – ее второй по старшинству дочери и каком-то юном дальнем родиче. Ох, эта парочка была очень далека от осознания всей серьезности жизни – они по полдня валяли дурака, развлекались и чистили усы, но в ловле тритонов они были по-настоящему хороши. Все, что требовалось, припасть рядом с ними к земле и яростно зашипеть, когда кто-то из них добудет тритона – всегда можно было надеяться, что они в ужасе выпустят свою добычу. Прекрасные были времена, но потом Гримбарт Бесхвост был убит и съеден орками, а красавица Гримбарт Серебряная Головка погибла от стрелы, выпущенной кем-то из человеческих детенышей – стрела вонзилась в спину так глубоко, что ее так и не удалось вытащить, как бы сильно Серебряная Головка ни каталась по земле и ни терлась о стволы деревьев. На спине у Серебряной Головки вырос сочащийся чем-то омерзительно желтым пузырь, очень горячий на ощупь, из которого торчала злополучная стрела. Она умерла в норе, и старой барсучихе пришлось старательно засыпать часть с покойницей, чтобы всю нору не пропитала вонь от разлагающейся Серебряной Головки.

Что ж, теперь посмотрим, как ты управишься сама… Слишком много двуногих в этих краях. А все из-за этой твердой каменной дороги, по которой лошади тащили громыхающие коробки с забравшимися внутрь людьми, и которые вдалеке пересекали реку, по которой плыли деревянные острова, опять же с сидящими на них людьми. Ленивый они народ! Река протекала в целом дне пути от логова, но Гримбарт все же дважды побывала на берегу. О да, она повидала этот мир! Вот потому-то Гримбарт и знала, что нет никакого проку в том, чтобы переезжать. Жизнь нигде не будет лучше. Кто-то думает, что боги создали мир для барсуков, но на самом деле они создали его для людей – и добрыми соседями они нигде не бывают…

Размышления старой барсучихи были прерваны резким, быстро приближающимся тявканьем – собака, поганая шавка, чтоб ее! Поначалу раздававшийся у крыши логова лай явно следовал по оставленным барсучихой следам. «Проклятая ищейка»! - вздохнула старуха и, сердито заворчав, повернулась навстречу звуку. Вот и она, летящий по ветру бело-коричневый клубок с развевающимися длинными ушами, толстыми белыми подушками лап и неловко перебирающими тонкими ножками. Собака вынырнула из-за поваленного комля, увидела барсучиху, уперлась лапами в землю и затормозила прямо перед ней. Глаза собаки широко распахнулись, а пронзительный голос звенел от переполняющего его восторга. Псина присела, гавкнула, прыгнула вперед, клацнула зубами, прыгнула назад, вздернула губы, гавкнула, отпрыгнула, гавкнула…

Барсучиха вытянула плоскую голову вперед и обнажила желто-серые клыки – зрелище, от которого собака на миг перестала тявкать, но затем визгливый лай зазвучал опять, еще пуще прежнего. Зарычав, старая барсучиха сделала пару шагов вперед, глядя на собаку так, будто говорила: «Выбирай! Проваливай или оставайся! Но если останешься, учти, я ужасно голодна, и если нужно, не побрезгую молоденькой собачкой»! С удивительным проворством полосатая голова метнулась вперед, и челюсти громко лязгнули в воздухе перед самой собачьей мордой.

Даже если бы барсучьи зубы сомкнулись на бело-коричневой шерстке, реакция собаки не была бы драматичнее – псина развернулась, тявкая так, что у Гримбарт заболели уши. Неуклюжие лапы выворачивали бурые комки земли, пока не нашли точку опоры, после чего собака бросилась наутек с такой прытью, будто застала дифаройдов во время брачного периода. Гримбарт презрительно качнула головой, почесала задней лапой кишащее блохами брюшко, и вернулась к прерванным поискам пищи. В мире наверняка хватает разных глупых животных, но этот щенок явно даст им всем фору…

Нужны ли в героическом, темном и мрачном фэнтези такие пассажи ни о чем?

Да! Все любят барсучков.
2(66.7%)
Нет! Для этого существует проза Бианки и прочих Пришвинов с Паустовскими.
1(33.3%)

Новости о Варварском принце

Вчера я его закончил вычитывать и отправил дальше. Ура.

Не знаю, стоит ли давать ссылку на мой перевод (который еще наверняка будет редактироваться), или это может привести к снижению продаж (когда они будут - и если будут, потому что ABG 1981 интересна только коллекционерам. Ну то есть будет изготовлено несколько экземпляров по принципу "ручной работы", а в магазинах ничего так и не появится).

Ладно, опрос.
Poll #2099277 Нужно ли давать ссылку на перевод

Нужно ли давать ссылку на перевод "Варварского принца"?

Да
1(100.0%)
Нет
0(0.0%)

Посетитель гробниц (Я герой №10)

Перевод честно взятой в онлайн-библиотеке книги.

Очередное порождение британского сумрачного гения - Индиана Джонс наших дней (2010) для самых маленьких. (50 параграфов, только один путь к победе, любая ошибка означает Game Over).

Ты один из лучших охотников за сокровищами в мире. Твои таланты в археологии не уступают твои знаниям боевых искусств и иностранных языков. Ты странствовал по миру, разыскивая и находя бесценные сокровища и артефакты. Многие из твоих приключений были опасными, но ты всегда успешно возвращался с теми археологическими сокровищами, за которыми отправлялся. Это – и благотворительность, о которой ты не забывал – сделало тебя очень богатым.

Сейчас ты готовишься отправиться на поиски сокровищ пирата Чёрная Борода. Сидя у себя в библиотеке, ты изучаешь старинную карту, когда входит дворецкий.

- Кхм.

- В чем дело, Петерс? – спрашиваешь ты.

- Извините за беспокойство, сэр, - отвечает он, - но с вами желает увидеться джентльмен. Говорит, что это очень важно. Он ждет в приёмной. Его карточка, сэр.

- Занятно, - говоришь ты. – Джей Пи Гринбек («Зелёная спинка» - американский синоним «бакса») – да это же американец, сколотивший состояние на нефти. Свои деньги он тратит на создание одной из величайших в мире коллекций старины. Спрашивается, что ему нужно? Впустите его, Петерс.


Скачать

Замок из песка. Часть двадцать первая

Широко распахиваешь дверь и входишь в комнату. В ней полно сундуков с золотом и драгоценностями! А в центре комнаты сидят двое крошечных детей, мальчик и девочка. Они прикованы к украшенному рубинами трону.

- Спасибо, что пришёл, - кричит девочка. – Мы томимся в плену в этом старом крысячьем замке три сотни и ещё шесть десятков лет. Нас обманом заманил сюда старик, опоивший нас колдовским зельем. И с тех пор мы вот такого размера! Ключ от наших оков на стене, вон там.

Не веришь своим ушам – ты ведь только сегодня построил этот замок! Должно быть, всё дело в магии – а магия штука непростая. Смотришь на стену – ага, вот и она, висящая там связка ключей. Отпираешь оковы и через несколько мгновений вы втроём выбегаете из замка. За стенами бушуют волны – вот-вот, и вас смоет в море! Но вы успеваете добежать до безопасного места, куда волны не достают. Забиваетесь под шезлонг, потому что снаружи хлещет дождь и свищет ветер.

- Посидим здесь до утра. Слава богу, мы в безопасности – по крайней мере, сейчас, - говоришь ты.

Вдруг девочка воскликнула:

- Чары выдыхаются!

И на твоих глазах вы трое возвращаетесь к обычным человеческим размерам.

КОНЕЦ

Прочесть еще раз

Замок из песка. Часть двадцатая

- Не боюсь я ни бухт, ни домов, ни других мест с привидениями, - громко говоришь ты. – Показывай дорогу.

- Ну-ну, - отвечает Марселла и быстрым шагом отправляется в путь.

Вы все следуете за ней вглубь приватного пляжа. Пятнадцать минут спустя приходите в небольшую бухточку. Там стоит белый лодочный сарай с шелушащейся краской и множеством выбитых окон, но не видно ни души.

- Жутковатое место, верно? – говорит Марселла. – Спорим, ты не зайдёшь туда.

Принять её вызов
Предложить ей войти туда первой

Замок из песка. Часть девятнадцатая

Тебя всегда влекли затонувшие корабли. Марселла говорит, что как раз знает такое местечко.

Целый час вы бредёте туда, почти не разговаривая в пути, по сосново-берёзовому лесу. Наконец, вы поднимаетесь на высокий утёс, под которым находится каменистый пляж. В море, недалеко от берега, лежит небольшой сухогруз. Он опрокинут набок, ниже ватерлинии зияет большая пробоина. Металл корпуса проржавел и искорёжен. На ограждении рулевой рубки сидят чайки, а волны с гулким грохотом накатываются на обшивку.

- Видишь! Я же говорила, что тут есть затонувший корабль, - говорит Марселла.

Ты не отвечаешь. Всё твоё внимание приковано к рубке – тебе кажется, что ты видел, как там кто-то двигался. С этим сухогрузом связана какая-то тайна, говоришь про себя – и ты знаешь, что ещё придёшь сюда с настоящей исследовательской экспедицией…

КОНЕЦ

Прочесть еще раз

Замок из песка. Часть восемнадцатая

- Вперёд, Краб, - говоришь ты. – Времени терять нельзя. Кому-то нужна наша помощь!

Поворачиваешься к дому и кричишь:

- Вернусь через минуту, папа. Не волнуйся.

Но ты забыл, насколько ты сейчас мал. Твой голосок заглушает буря.

- Не нравится мне это. Вот нисколечко не нравится, - бурчит краб, семеня за тобой ко входу в замок.

Вдруг из караульного помещения выбегают трое стражников в броне.

- Стоять! – орёт один из них и преграждает дорогу копьём. – Что вам нужно?

- Кто-то звал на помощь, - отвечаешь ты, напуганный суровыми лицами стражников.

- Ни кому здесь помогать не надо. Топайте отсюда, - приказывает стражник.

Он наставляет на тебя острое блестящее копьё. В глазах его горит гнев. Ты делаешь два шага назад, но стражники подходят ещё ближе. Остриё копья упирается тебе в грудь.

Отступаешь
Не слушаешься приказа стражников

Замок из песка. Часть семнадцатая

- Не догонишь, Угорь! – кричишь ты, устремляясь вверх по ступеням.

Наверху лестницы находится длинный изгибающийся коридор с дюжинами закрытых дверей. Ты не можешь точно сказать, откуда именно раздаётся крик о помощи.

Ты распахиваешь дверь за дверью, но все комнаты за ними темны и безмолвны. Наконец замечаешь массивную дубовую дверь с золотой ручкой. Тянешь за ручку, и дверь со скрипом открывается. Внутри горит бледный ясный свет.

Дальше